Стихи Александра Ерёмина

Покровительница
иконе Божией Матери Седмиезерная


 Искал Ефимий Бога с детства,
К Нему влекла его душа.
Был Бог, его отрадой сердца
И он молитвой, жил, дыша.
 
Ефимий рано дом покинул
И удалился в монастырь,
Богатства мира все отринул
И лишь Пречистой лик хранил.
 
Был образ с ним, Её Смоленский,
Его имуществом одним
И враг, его боялся, дерзкий,
Ведь был тем образом храним.
 
С ним поселился близ Казани,
Среди семи озёр в тиши
И простирая к Небу длани,
Молился Господу в глуши.
 
И вскоре столб огня увидел,
В своём, Ефимий, тонком сне
И создал в месте том обитель,
В тиши, с Творцом наедине.
 
С ним черемисы рядом жили,
У коих был священный дуб.
И дубу жертвы приносили,
Жертв шкуры вешая вокруг.
 
Молил Творца Ефимий слёзно,
Конец тем жертвам положить
И налетела буря грозно,
И дуб смогла тот повалить.
 
О чуде весть распространилась:
Его молитвы, как слышны.
И рядом братия селилась,
Ища спасения души.
 
Но был он с братией не долго:
Митрополит призвал к себе,
Чтоб и в проблемах Церкви, кротко,
Он помогал ему везде.
 
Но, как и раньше, был Ефимий,
Для прежней братии отцом.
И стал для них ещё любимей,
Прославясь, в Духе, мудрецом.
 
И из отеческой заботы,
Свой лик, Смоленской, им послал,
Чтоб растворяла их невзгоды
И лик Её их вдохновлял.
 
Уже в пути явила чудо,
Идущим с Ней, Благая Мать:
Её кто образ, нёс покуда,
Переставал вдруг уставать.
 
Она вела людей в обитель,
Им силы дивные дая.
Была как ангел, им, хранитель,
Как Мать чад верных возлюбя.
 
С годами пустынь разрасталась,
Став Кровом Матери Благой
И постоянно обновлялась …
Ведь люди шли в неё рекой.
 
Но вскоре Русь покрыла язва:
Как тьма сошла на Русь чума
И смерть царила в ней развязно,
Опустошая города.
 
Тогда в Казань нести решили,
От смерти город чтоб спасти,
Седмиезерную святыню,
Её Покров, чтоб обрести.
 
А накануне сон был Мавре,
Была, как инокиней та:
Рек старец ей о Божьем даре –
Приходе Матери Христа.
 
И заповедал пост неделю
И покаяние в грехах,
Чтоб с дивной Матерью Своею,
Все позабыли смерти страх.
 
Весь град тогда навстречу вышел,
Чтоб помощь Свыше обрести.
Молений глас был всюду слышен:
Все Мать просили их спасти.
 
Пред Ней склонили все колена
И слёзы лились по щекам …
Так все боялись смерти тлена,
Взывали так все к Небесам.
 
Град обошли весь крестным ходом,
Под колокольный долгий звон,
Молясь Пречистой всем народом,
Чтоб град от смерти был спасён.
 
И вознесла их, Мать, молитвы
И облекла в Свою слезу,
И оросила все ланиты,
За их безбедную судьбу.
 
Чума в Казани вдруг утихла
И стих безмерный плача вой,
И к Божьей Матери приникла,
Душа с сердечною хвалой.
 
И зрели все над градом солнце,
А вне – сгустившуюся тьму:
Над градом – милости оконце,
А вне – страданий кутерьму.
 
Дома с иконой обходили,
Благословляя ней больных
И все чудесно здравы были,
Молитвой слёзок Пресвятых.
 
Чума в Казани прекратилась
И лик решили уж вернуть,
Как буря резко разразилась
И поднялась стихии жуть.

Пречистой волю в том узрели,
Что рано город покидать
И промышление воспели:
О них заботится, как Мать.
 
И целый год ещё держали,
Молебны часто Ей служа
И Матерь Божью ублажали,
Ей песнопения сложа.
 
Но в пустынь лишь препроводили,
Вернулась снова к ним болезнь …
И образ вновь в Казань вносили,
Ему воздав достойно песнь.
 
Беда, молитвами Пречистой,
Опять покинула весь град
И люди с радостью лучистой,
Вернули образ вновь назад.
 
Так с той поры, раз, ежегодно,
Приносят образ вновь в Казань
И торжествуют всенародно,
Неся любви, Пречистой, дань.
 
Седмиезерный образ славен
Премногим множеством чудес
И на Руси века прославлен,
За помощь явную Небес.

*     *      *

|

 0