Стихи Александра Ерёмина

Мать Бога
на Успение Пресвятой Богородицы


 На склонах тихо Елеонских.
Усердно молит Сына Мать,
От горниц взять Её Сионских,
Её от мира скорби взять.
 
Без Сына Матери несносно
И трудно большего желать,
Чем, раз увидеть Его просто
И Чадо вновь Своё обнять.
 
Текут под звёздным небом слёзки,
Созиждет сердце благодать,
И тают звуков отголоски,
Её пытаясь утешать.
 
Вдруг ночь отверз светлейший ангел,
И ветвь, Ей, рая подарил,
В ночи сияла, что как факел,
И смертный час благовестил.
 
И возвестил благую радость:
На третий день придёт к Ней Сын,
Чтоб с Ним, душа Её осталась,
В любви блаженнейших вершин.
 
И просит Сына нежно Матерь,
Учеников всех возвестить
И на исход Её, собрать их,
Могли Её, чтоб проводить.
 
И в облаках в Сион слетались,
Христовы все ученики …
И христиане к Ней стекались,
Узреть отраду их души.
 
И с ними был апостол Павел,
Явившись Бога Матерь зреть.
В Ней отраженье Бога Славы,
Желая искренне воспеть.
 
Их всех, как чад благословила,
Всех, как детей хотя обнять,
За подвиг веры похвалила,
Желая большего дерзать.
 
Спустя три дня открылось Небо
И Сам Христос сошёл с Небес:
Всё утонуло в Свете белом,
Наполнив горницу чудес.
 
Небесных ликов хоры пели,
А за Христом шёл сонм святых …
И лица зревшись всех светлели,
От откровений неземных.
 
Душа Пречистая восстала
И в руце Божии взошла,
Любовью заблагоухала
И ризы славы обрела.
 
А на одре лицо сияло,
Уснувшей Матери благой.
Сердца отрадой наполняло,
Даря всем сладостный покой.
 
Больные тут же исцелялись,
Коснувшись лишь Её одра
И к новой жизни вдохновлялись,
Как солнцем раннего утра.
 
Настал чудесный жизни праздник,
Что скорбь и боль преобразил,
Исчезли тени неприязни,
Казался каждый сердцу мил.
 
И одр торжественно подняли
И к гробу с пеньем понесли,
Украсив дивными цветами
И рая ветвь, пред Ней несли.
 
А над одром сиянье плыло,
Из облаков светлейших круг
И пенье ангелов точило,
Что ублажало чудно слух.
 
Архиереи же ярились,
О дивном шествии узнав
И разогнать идущих тщились,
Вослед их воинов послав.
 
Но всех сиянье оградило,
Сопровождавших одр, стеной
И нечестивцев поразило,
Глаза, обычной слепотой.
 
Священник злобный лишь Афоний,
Пробившись, одр желал свалить …
Но ангел вмиг, без церемоний,
Мечом то смог предупредить.
 
И на одре висели кисти …
А сам злодей на землю пал,
Очистив болью злые мысли
И в скорби горько вопиял.
 
Кричал Афоний: «Что за горе?!
Простите Божии рабы!»
И отвечал апостол вскоре:
«Коль ты уверуешь, как мы.»
 
Принёс Афоний покаянье,
Христа Мессией возвестил,
Явил всей веры осознанье
И исцеленье получил.
 
И поражённые все тьмою,
Касаясь только лишь одра,
Вдруг расставались с слепотою,
Хваля, как Божья Мать добра.
 
К, псалмы три дня у гроба певшим,
Любовью к Матери горя,
Пришёл Фома, в срок не успевший,
Душою раненной скорбя.
 
Ему открыть гроб всё ж решились …,
Но тела в гробе не нашли
И несказанно удивились,
Найдя одни лишь пелены.
 
И вознесли к Христу молитвы,
Чтоб тайну Матери открыл:
Ведь скорбью были все убиты,
Что плоть Пречистой кто-то скрыл.
 
Но после трапезы явилась,
В Небесном Свете Мать Сама
И радость духа возвестила,
Что в помощь Богом им дана.
 
Христос от смерти Мать восставил,
Своею силой воскресил
Как Мать Небес Её прославил
И высшей славой озарил.
 
И все века Мать Бога с нами,
Как чад любить не престаёт,
Нас озаряет чудесами
И в рай Небесный всех зовёт.

*     *      *

|

 0