Стихи Александра Ерёмина

Мать Бога
на Успение Пресвятой Богородицы


На склонах тихо Елеонских:
Усердно молит Сына Мать,
От горниц взять Её Сионских,
Её от мира скорби взять.
 
Без Сына Матери несносно,
Иного трудно Ей желать,
Чем, раз увидеть Его просто
И Чадо вновь Своё обнять.
 
Текут под звёздным небом слёзки,
Пылает в сердце благодать
И тают звуков отголоски,
Её пытаясь утешать.
 
Вдруг ночь отверз светлейший ангел
И Ей ветвь рая подарил,
В ночи сияла, что как факел …
И смертный час благовестил.
 
Он возвестил благую радость:
На третий день придёт к Ней Сын,
Чтоб с Ним, душа Её осталась,
В любви блаженнейших вершин.
 
И просит Сына нежно Матерь,
Учеников всех возвестить
И на исход Её, собрать их,
Могли Её, чтоб проводить.
 
И в облаках в Сион слетались,
Христовы все ученики …
И христиане к Ней стекались,
Узреть отраду их души.
 
И с ними был апостол Павел,
Явившись Бога Матерь зреть.
В Ней отраженье Бога Славы,
Желая искренне воспеть.
 
Она, как чад благословила,
Всех, как детей хотя обнять,
За подвиг веры похвалила
И пожелала впредь дерзать.
 
Спустя три дня открылось Небо
И Сам Христос сошёл к одру:
Вокруг всё дивно просветлело,
Вмиг утонув в сплошном Свету.
 
Небесных ликов хоры пели,
А за Христом шёл сонм святых …
И лица зревшись всех светлели,
От откровений неземных.
 
Душа Пречистая восстала
И в руце Божии взошла,
Любовью заблагоухала
И ризы славы обрела.
 
А на одре лицо сияло,
Уснувшей Матери благой,
Сердца отрадой наполняло,
Даря всем сладостный покой.
 
Больные тут же исцелялись,
Коснувшись лишь Её одра
И к новой жизни вдохновлялись,
Как солнцем раннего утра.
 
Настал чудесный жизни праздник,
Что скорбь и боль преобразил,
Исчезли тени неприязни,
Казался каждый сердцу мил.
 
И одр торжественно подняли
И к гробу с пеньем понесли,
Украсив дивными цветами
И рая ветвь, пред ним несли.
 
А над одром сиянье плыло -
Из облаков светлейших круг,
Что пенье ангелов точило,
И ублажало чудно слух.
 
Архиереи лишь ярились,
О дивном шествии узнав
И разогнать идущих тщились,
Вослед их воинов послав.
 
Но всех сиянье оградило,
Сопровождавших одр, стеной
И нечестивцев поразило,
Глаза, обычной слепотой.
 
Священник злобный лишь Афоний,
Пробившись, одр желал свалить …
Но ангел вмиг, без церемоний,
Мечом то смог предупредить.
 
И на одре висели кисти …
А сам злодей на землю пал,
Очистив болью злые мысли
И в скорби горько вопиял.
 
Кричал Афоний: «Что за горе?!
Простите Божии рабы!»
И отвечал апостол вскоре:
«Коль ты уверуешь, как мы.»
 
Принёс Афоний покаянье,
Христа Мессией возвестил,
Явил всей веры осознанье
И исцеленье получил.
 
И поражённые все тьмою,
Касаясь только лишь одра,
Вдруг расставались с слепотою,
Хваля, как Божья Мать добра.
 
К, псалмы три дня у гроба певшим,
Любовью к Матери горя,
Пришёл Фома, в срок не успевший,
Душою раненной, скорбя.
 
Ему открыть гроб всё ж решились …,
Но тела в гробе не нашли
И несказанно удивились,
Найдя одни лишь пелены.
 
И вознесли к Христу молитвы,
Чтоб тайну Матери открыл:
Ведь скорбью были все убиты,
Что плоть Пречистой кто-то скрыл.
 
Но после трапезы явилась,
В Небесном Свете Мать Сама
И радость духа возвестила,
Что в помощь Богом им дана.
 
Христос от смерти Мать восставил,
Своею силой воскресил,
Как Мать Небес Её прославил
И высшей славой озарил.
 
И все века Мать Бога с нами,
Как чад любить не престаёт,
Нас озаряет чудесами
И в рай Небесный всех зовёт. 

*     *      *

|

 45